Вверх страницы
Вниз страницы

Оборотни и люди

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оборотни и люди » Реальная игра. » [Май, 2040-й год] Better Luck Next Time.


[Май, 2040-й год] Better Luck Next Time.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Игроки:
Марк и Leatherhoff.
Время:
Раннее утро, солнце только-только выглянуло из-за горизонта.
Погода:
Пасмурно, утрення прохлада ещё не успела смениться пред-летним зноем.
Место:
Лесопильный завод.
Отыграется:
Размеренная идиллия, которой жили два морфа, длилась недолго: мало того, что Дэвид умудрился подхватить некий вирус, вызвавший в нём натуральный грипп, так ещё как раз в это время их съестные запасы начали подходить к концу. Решив пополнить их провиант с помощью старой доброй охоты, Марк ещё на рассвете, пока её морф спит, отправилась в лес. Но в лесу горе-охотницу поджидал один крайне неприятный сюрприз...

0

2

Дэвид заболел и Марк откровенно не понимала, как он это умудрился. Морфы, как и оборотни, практически не подвластны болезням. Практически. Наверное, на это правило появилось исключения и первым исключением, кого знает Рысь, был Дэвид. Правда, от этого легче не становилось. Она не может, так просто, отправится в город, чтобы достать лекарства, ведь даже не знает какие. Да и потеряться может. Приходилось обходиться подручными средствами в виде компрессора с холодной воды, чтобы снять жар. С готовкой тоже возникали сложности, но пока не сильно критичные. Сложно слепому существу что-то нормально делать, а самой большой проблемой стало то, что еда у них заканчивается. И как с этим быть?
Идея пришла сама по себе и рано утром, Марк решилась выйти на охоту. Благо, хоть это могла сделать адекватно. Превратилась в рысь, чтобы удобнее было охотиться, и двинулась искать жертву. Повезло спустя час, когда Рысь ощутила запах зайца. Не много, но на сегодня хватит, а завтра она кого-то другого поймает. Некоторое время выжидала момент, слушая свои инстинкты хищника, а потом бросилась в атаку. Поймала зайца быстро и без больших потерь. Это больше везение, чем ее умения на практике.
На радостях, Марк легкой рысцой побежала в сторону старого завода, но резкий щелчок и  адская боль в передней лапе. Рысь выпустила тушку зайца и зарычала от боли. Начала дергаться, но легче от этого не становилось.

0

3

Больше всего он ненавидел сейчас своё тело. Ему нестерпимо хотелось разорвать самого себя на части, лишь бы больше не чувствовать этих странных, новых ощущений. Болезнь. Последнее чего морф ожидал в этой жизни, так это то, что он заболеет. Но именно так и случилось и этот факт не поддавался никакой логике, порождая в параноидальной голове чудовищные сценарии, один жутче и кровавей другого. И без того далеко не адекватная душонка птицеморфа билась в безумии, подогревамом лихорадочным бредом. Дэвид чересчур остро воспринимал своё новое состояние из-за чего ему казалось, что болезнь в буквальном смысле пожирает его и заставляет гнить изнутри. Но ещё острее его ранило только чувство собственной беспомощности. Вынужденной необходимости полагатся на ту, к которой морф испытывал самые противоречивые чувства, начиная от животной похоти и заканчивая и жаждой убить. Чувство зависимости от чужой компетентности и милости отнюдь не добавляло приятных чувств в и без того мерзкий букет.
Непредсказуемые смены между жаром, слабостью и тошнотворным недомоганием сводили на нет любые попытки выбраться за пределы их жилища. Да куда там жилища, порой Дэвид не мог даже из комнаты выползти, возлагая исполнение своих самых простых нужд на Марк. Ох, а как она старалась сделать его мучения чуть выносимей: и готовила для него, и сидела над ним вечерами, регулярно меняя на горячем лбу холодные тряпки. Всё, что могла себе позволить сделать инвалидка вроде неё. Иногда морфа обуревали злостные порывы зависти к ней, ибо каким-то хреном эта девчонка продолжала оставаться здоровой, несмотря на очень долгий и близкий контакт с больным.
Задним числом Дэвид прекрасно осознавал, что вечно так продолжаться не может, но ничего поделать с этим не мог. Затуманненый разум не мог справиться даже с такой простой задачей как вспомнить сколько запасов у них ещё оставалось. Мысли каждый раз расползались в разные стороны как трусливые черви. Но морф каждый раз успокаивал себя мыслями, что им хватит до тех пор, пока ему не станет достаточно лучше, чтобы отправиться в столицу за лекарствами. Без этой иллюзии того, что он хоть что-то держит под контролем, он бы полностью съехал с катушек.
Сон морфа был беспокоен - больной мозг пристрастился вытаскивать на поверхность картины из самых глубинных, не тронутых в нормальном состоянии, слоёв подсознания. Картины, вызывавшие смешаные чувства омерзения, страха и безумного возбуждения, будя зверей в гнилой душонке морфа, о существовании которых он даже не догадывался. Тело трясло, а разум лихорадило: Дэвида раздирало от желания перевести тлетворную энергию в более продуктивное (по его мнению) русло, но всё что он мог - это лежать подобно паралитику в своей кровати, мёртвой хваткой цепляясь за ткань постельного белья.
В один (не очень) прекрасный момент Дэвида всё же вытолкнуло из страны кошмаров обратно в реальность и ему будто бы даже полегчало от этого толчка. По крайней мере ему так казалось, ибо его больше не трясло и морф чувствовал себя более менее сносно. В комнате царил полумрак, защищавший глаза больного морфа от вызывающего резь в глазах света, и предутренняя прохлада, приятными дуновениями гладившая и успокаивающая горячее тело. Однако в этой идиллической картине не хватало одного важного кусочка паззла.
- Марк! - хрипло гаркнул Дэвид, не отрывая головы от подушки. Тишина была ответом его требовательному зову, что ему категорически не понравилось. - Оглохла, что ли?! МАРК!
Увы, но организм не позволил морфу особо надрывать себе глотку и тот сразу зашёлся надсадным кашлем. Судорожным движением схватив початую бутылку воды, находившуюся на такой случай у самого подножья кровати, Дэвид сделал быстрый глоток и присел, внимательным взглядом окинув комнату. Очевидно, что Марк его не услышала, а это могло значить всё, что угодно.

0

4

Некоторое время Марк дергалась, пытаясь освободить лапу, но от этого становилось только хуже. Рана больше разрывалась, а кровь начинала сильнее кровоточить. Рысь легла на землю и начала вылизывать рану, стараясь остановить кровотечение, но этого мало.  Как она сможет освободиться? Самой никак, но откуда ждать помощи? От Дэвида? Но он слишком слаб, чтобы куда-то идти. От охотников, которые капкан поставили? Еще неизвестно, когда они придут, да и доверять им не стоит. И как теперь быть? Ответа на этот вопрос не было.
Марк лежала, ощущая, как рана пульсирует от боли и размышляла над своей судьбой. Умереть вот так не хотелось и лапы лишаться тоже. Она и так искалеченная, а если и еще больше калекой станет, то Дэвиду она не нужно будет. Зачем ему обуза вообще? Да не зачем. Марк, даже, иногда мечтает зрение вернуть. Найти того, кто бы мог такое сделать.
Еще ее терзало беспокойство за самого птице-морфа. Как он там? Ему лучше или наоборот, стало хуже, и он нуждается в Марк? Ему нужна помощь, а ее нет и все потому, что она же потеряла бдительность от радости охоты. Марк думала, что быстро вернется, но все оказалось наоборот.
Рысь немного подтянулась. По идее, у капканов должна быть небольшая цепь, с помощью которой они к чему-то прикреплялись. Это для того, чтобы зверь не смог убежать, если попадет в эту металлическую штуку.  Она осторожно водила носом по земле, выискивая цепь, и нашла ее. Взяла в зубы и начала поддергивать. Потом поднялась, поджимая переднюю лапу в капкане, что к слову, не так и просто. Легла возле места, куда привязана цепь и начала ее дергать, пытаясь высвободить.

0

5

Марк не оказалось ни в одном углу завода.
Дэвид замер перед ржавым сетчатым забором. Жёлтые глаза острым взглядом изучали полосу леса, начинавшуюся буквально через пару метров от заграждения. Солнце даже близко к тому не было, чтобы явить хотя бы краюшек своего ослепительного диска на горизонте. Холодная, светлая синева полу-прозрачной вуалью укрыла небо и кроны деревьев, бросая густые, тёмные тени на лес. Хладный ветер трепал тёмно-рыжие перья морфа и подолы его чёрной, утеплённой одежды. Морф только сильнее попытался по нос "утонуть" в высоком воротнике.
Всё, что он слышал было завыванием ветра, шумом крови в ушах и собственные полу-больные мысли. Он чуял медленно увядавший в утреннем воздухе запах сбежавшей девчонки, и он вёл туда, вглубь тёмного леса. Но Дэвид продолжал стоять как вкопанный и пронзать сумрачный подлесок злобным взглядом. Там, под сенью деревьев он будет добычей - ослабший и беспомощный. Он даже способностью своей не мог воспользоваться, без риска убить себя в первые же десять минут. Раздражённый скрип зубов морфа друг о друга настолько громко и отчётливо звучал в голове морфа, что тому казалось, что это его черепные пластины тёрлись друг о друга. Ломая и разрушая друг друга, как континентальные плиты при столкновении. Один уголок губ пополз вверх. Его голова - целый мир. Мир с землёй из склизкой плоти и влажных костей. Мир с океанами из яда, желчи и гнили.
Она чертовски пожалеет о своём опрометчивом поступке. Но ведь это не остановит её продолжать тянутся к миру, от которого несёт разложением и порчей? Ей ведь так нравится стоять по колено в дерьме источаемом его душой. Второй уголок губ пополз вверх, формируя на лице гадостную улыбку. Зачем заставлять её ждать? Идём! Чёрная фигура морфа наконец-то двинулась с места, мимо изъеденного ржавчиной, покосившего заграждения, и нырнула в сумрак леса, мгновенно растворишись в нём.
Он следовал за путеводной нитью аромата рыси как голодная до крови гончая. Его неизбежно шатало, если н шёл слишком быстро, но стоило ему слишком сбавить шаг, как на всё тело наваливалась невыносимая тяжесть. Но след был уже не свеж и вот-вот грозился исчезнуть в прозрачном воздухе. Поэтому морф постоянно подгонял себя, терзал себя, лишь бы не потерять путеводную нить, лишь бы не затерятся в тёмном лесу. Хотя чего ему боятся - это знал этот лес лсишком хорошо, чтобы в нём затерятся. Может и боятся тогда ничего не стоило? Он добыча, но добыча безумная. А безумцы непредсказуемы. голова кружилась от быстрого темпа, от горячечных мыслей, толкавших вперёд. Дэвид устало привалился к одному дереву на небольшой перерыв.
И тут сквозь едва слышный шорох листьев он различил сбивчивый звон металла.

0

6

Если бы кто-то услышал, то, наверное, сказал бы, что рысь забавно негромко фырчит, дергая тонковатую цепь по стороны в сторону.  Капкан, с помощью цепи, привязан к небольшому колышку, которого воткнули в землю и если его расшатать, то можно освободиться. Но что потом? Доберется она до завода, а что дальше? Как ей самой снять капкан с лапы или даже с руки, если только одна действующая рука? Дэвид слишком слаб, чтобы ей помочь. Сложная ситуация складываться. Еще Марк решила, что нужно найти того человека, который решил поставить капкан и разобраться с ним. Она начала считать, что это место – это их с Девидом территория, и никто не имеет права здесь хозяйничать. Вообще никто.
Наконец-то колышек начал рассказываться и обрадовавшись, Марк начала более энергично трясти головой, дергая цепь, но потом резко замерла, когда услышала шаги. Принюхиваться бессмысленно, ведь ветра не было и некому запах принести. Наострила уши, прислушиваясь к шагам, странным таким. Себя никто не пытается скрыть. Неужели человек? Если он, то может притвориться без сознания, потом он снимет капкан и напасть. Чудесный план! Но план провалился, стоило воспользоваться биолокацией. По силуэту, Рысь, узнала Дэвида! И что он здесь делает? Слабый, едва держится на ногах. Хотелось тут же к нему подскочить, обругать, что он стал с постели и отправиться с ним домой. Уложить его в кровать и ждать, когда ему станет лучше.
Марк снова взяла в зубы цепь, начиная сильнее дергать, и колышек поддался, расшатался и без проблем вытянулся с земли. Рысь поднялась и медленно, прыгая на трех лапах, хоть поджимать лапу с капканом не просто, двинулась на встречу с Дэвидом. Метел так и тянул к земле лапу, и кажется, даже больше раздирал рану.
Она показалась из-за кустов, запачканная кровью и с металлическим капканом на лапе. Повернула голову к морфу, прижав уши к голове. И что теперь?

0

7

Металлический лязг сию же секунду замолк. Дэвид затаил дыхание, прислушиваясь к обманчивому затишью. Сквозь листву и сумрак он не мог увидеть, что находилось впереди. Оставалось лишь выжидать. О, выжидать Дэвид умел просто великолепно - это у него, профессиональный навык, так сказать. Вопрос только в том, чего конкретно он ждал. Развязки.
Снова раздался железный звон, ещё более яростный, чем прежде. Дэвид вжался в ствол дерева, словно хотел с ним слиться. Характер звона переменился и теперь этот звук стал стремительно приближаться к морфу. Что ж, вот и долгожданная развязка: его обнаружили. Дэвид лишь прикрыл глаза, усмехаясь - ему сейчас было так худо, что ему даже стало плевать. Если его поймают, что ж... оставалось надеется, что ловцы хотя бы будут симпатичными, дабы безумец насладился их видом прежде чем ему вырвут кишки из брюха. Понадобился всего один вирус, чтобы морф лишился своего страха перед смертью. Забавное стечение обстоятельств.
Но вместо диких оборотней, сумасбродных охотников или даже отряда С.С.Я. к морфу выбежала маленькая рысь. Характерный шрам на глазах и капкан, захлопнувший пасть на её лапе, за которым кольчужной змеёй тащилась цепь - один взгляд на это убогое создание дал морфу ответы на все его вопросы. Поздравляем, вы только что выполнили свою миссию по розыску бестолковой девчонки-калеки. Что она вообще делала в такую рань в лесу? Дэвиду было искренне наплевать. Ему был интересн лишь факт перед его носом: Марк находилась не там, где ей полагалось, и она вляпалась в дерьмо, из которого даже птицеморф её не вытащит... скорее всего. При большом желании он мог позволить себе почти всё, что хотела его неприхотливая, мерзкая душа. Которая сейчас бурлила от закипающей злобы. В горле застрял смех, ибо от безысходного положения Марк хотелось громко и заливисто ржать. А сразу за этим перезать ей горло. Чтоб неповадно было сбегать без предупреждения.
Дэвид наконец-то отлип от дерева и наклонился к самой морде рыси, будто всё ещё силился узнать, что это за чудо возникло перед его носом. Его рука тем временем скользнула за пазуху. Лесная тишь расспылась в прах, когда морф недовольно цокнул языком.
- Твоё дело - дрянь, Марк, - разлился в воздухе тёплый, сладкий голос морфа. Его ухмылка больше походила на акулий оскал. - Придётся отрезать. - нотки фальшивого сожаления и искреннего разочарования. - Будь лапочкой, замри и не шевелись.
Лезвие ножа, крепко зажатого в руке, сверкнуло в полумраке и морф с силой вонзил его буквально в миллиметрах от лапы с капканом. Промахнулся - случайно, намеренно? Кто поймёт этого лихорадочного, больного ублюдка. Пространство вокруг парочки огласил пока что негромкий, но от этого не менее жуткий и омерзительный смех птицеморфа. Он был в настроении "поиграть".

0

8

Хоть и Дэвид стоял на ногах, но он все еще был слаб. Хотелось подскочить к нему и словно заботливая несушка заставить его вернуться на завод, в кровать. Ему еще рано вставать…. А почему он встал и вышел с завода? Вот тут Марк ощутила замешательство. Зачем он в таком состоянии вышел? Неужели пошел ее искать? Но Рысь никогда не убегает, да и пропитание нужно было найти. Неужели он подумал, что она убежала? Столько времени прошло, а он считает, что она может его оставить?
Птице-морф приблизился к Марк, и она животом легла на землю, словно подчинялась ему. Кто-то бы назвал ее дурной мазохистской, раз она живет с таким безумцем, да еще и подчиняется ему. Добровольно. Вот только, Рысь не могла объяснить такой своей преданности.
Когда Дэвид замахнулся ножом, Марк инстинктивно дернулась в сторону, от чего нож ударил в землю, не зацепив ее лапы. Рысь возмущенно зарычала и начала отползать от парня, оставляя кровавый след на земле. Ох, скоро она ощутить все прелести от потери крови, но это ее не волновало.
Может попытаться превратится в человека? Да, тогда большее будет, и рана серьезней, но может им обоим получится капкан снять?  И Марк объяснится заодно. Морфа еще больше отползла от Дэвида, и пока тот не напал, решилась на превращение. Да, боль была адской, она даже вскрикнула или зарычала.
Спустя несколько минут мучений и перед Дэвидом на земле сидела ушастая девчонка, придерживая здоровой рукой больную, с которой рекой текла кровь. Надо было что-то сказать.
- Не надо ее отрезать, - жалобно проговорила девушка.

0

9

Она могла с почти что детской лёгкостью сожрать его лицо, но вместо этого подобострастно ползала перед ним на брюхе. Конечно, а что ей ещё оставалось? Перед лицом рассерженного, больного (во всех смыслах) хозяина? Психология - мощная вещь, если знать как ею пользоваться в своих целях. И так слабый помыкает сильной. Но собственной власти морф не осознавал. Пока что. Пока что Марк была для него ничего иным как занозой в заднице, от которой он по необъяснимым причинам так и не избавился, хотя уже столько раз грозился - и словами, и действиями. Дэвид казался самому себе мазохистом, хотя любое разумное создание кроме него отлично понимало, что это не так. Он - волк, который порой слишком переигрывает под своей овечьей шкурой.
Негромкий рык начал доноситься из глотки маленькой рыси, когда морф "промахнулся". Такой жалкий и убогий жест, исходящий от той, что была готова ради прощения под него стелиться, заставила морфа засмеяться только громче. О да, давай, девочка, покажи ему какая ты опасная и сильная, словно не осознаёшь своё подчинённое положение. Так даже смешней будет.
Пока рысь отползала от Дэвида и совершала своё мучительное превращение, это дало морфу время, чтобы вытащить нож из холодной земли. Небрежно обтерев лезвие о полы плаща. Смех ненадолго затих, ибо вместо него воздух разрывало болезненное рычание глупой девчонки. Сидя на корточках, Дэвида с маниакальной ухмылкой наблюдал за её потугами и страданиями, одной рукой опираясь о землю, в другой зажав нож. Словно зверь, замеревший в атакующей позиции.
Как только рысь полностью обратилась в ушастую девушку, морф прикрыл глаза, и тут до его ушей как сквозь вату донёсся её жалобный, умоляющий голос. Голова снова стала тяжёлой, что морф только с трудом разобрал обращённые к нему слова. Выражение его лица стало более измождённым, когда он приоткрыл глаза. Ухмылка исчезла, на замену ей пришла жалостливая мина. Невыносимо медленно Дэвид поднялся на ноги и сделал пару шагов к Марк. Наклонившись к ней, он приподнёс острие ножа к её подбородку, несильно надавливая на него, дабы заставить малявку поднять голову.
- Извини, Марк, но не я придумывал эти правила. Зверь попавший в капкан или отгрызает себе лапу или... - внезапный приступ кашля прервал сладкую, протитанную ложью речь морфа. Одной рукой он схватил себя за горло, словно пытаясь задушить собственный кашель, но тот остановился только когда морф отхаркнул небольшой комочек слизи себе под ноги. Дэвида даже не стал вытирать маленькую ниточку слюны, что стекала с его губы сейчас.
- ...или умирает от долгой кровопотери. - хрипло прошептал морф на ушко Марк.
Снова резкий и нежданный рывок и нож по самую рукоятку вонзился в одну звеньев цепи, что звенела при каждом движении Марк. Она снова оказалась прикована к одному месту, словно и не выдёргивала тот колышек из земли. Усталый смешок соскользнул с губ Дэвида, когда поднялся на ноги. Бросив последний взгляд сверху вниз на маленькую морфу, он отвернулся от неё, собираясь бросить её одну в этом лесу. И он ждал. Ждал её плача и мольбы не бросать её одну. Он хотел услышать больше её страданий, хотел ещё более уседного ползания за брюхе, попыток вцепиться вштанины дабы остановить. Голодному, злобному зверю было недостаточно той щепотки унижений, что он узрел чуть ранее.

0


Вы здесь » Оборотни и люди » Реальная игра. » [Май, 2040-й год] Better Luck Next Time.